Упражнения и танцы для души

2017-07-14 12:11:33

 В театре Наталии Сац поставили оперу Владимира Мартынова. Главный герой оперы "Упражнения и танцы Гвидо" монах Гвидо д'Ареццо (Гвидо Аретинский) в XI веке изобрел систему записи музыки, дожившую до наших дней. Режиссер-постановщик оперы - Георгий Исаакян, художник-постановщик - Валентина Останькович. Музыкальный руководитель и дирижер - Алевтина Иоффе. Согласно истории Гвидо руководил детским хором, и придуманная им система помогла в рекордно короткие сроки обучить пению детей. В либретто, написанном Мартыновым, включены фрагменты трактата св. Бонавентуры "Путеводитель души к Богу", письмо Гвидо об аудиенции у Папы Римского и стихотворный Миланский трактат об органуме. У оперы из 6 частей (по числу глав трактата) сложная музыкальная структура. Трактат св. Бонавентуры в стиле григорианского песнопения исполняет хор, партии Гвидо и двух Муз (с текстом Миланского трактата) повторяются в разных стилях, напоминая об этапах развития оперы от Моцарта до Беллини. Постановщики оперы перенесли действие в живописный цех, где художники расписывают декорации. Зрителей ведут в него по узким театральным коридорам. Спектакль получился динамичным и ярким. Хор в костюмах католических монахов ходит по сцене, поднимается на подмостки под потолок (художники осматривают с них декорации), проходит за зрительскими спинами. Монах Гвидо существует в спектакле в двух лицах: молодой тенор Сергей Петрищев исполняет его партию, а другой певец театра, Михаил Богданов, играет Гвидо, не произнося ни звука. Он подобно Сальери пытается проверить алгеброй гармонию и проделывает опыты со звуком: мастерит из двух консервных банок "микрофон" и "телефон", испытывает звуки с помощью акустических приборов и даже "анатомирует труп" музыки, вытаскивая из него кучу трухи. Благодаря Гвидо Аретинскому в музыке человек
 играющий вытеснил
 человека молящегося. В финале Гвидо засыпает, величественная музыкальная конструкция, возведенная хором и певцами, переходит в музыку камерного оркестра и рушится. Так, что от нее остаются только легкие звуки, пролетающие как искры. Накануне премьеры мы поговорили с композитором Владимиром Мартыновым. Для чего вы включили в "Упражнения и танцы Гвидо" фрагменты трактата святого Бонавентуры? Мартынов: В трактате св. Бонавентуры шесть ступеней восхождения души к Богу, в гексахорде (музыкальном звукоряде. - Ред.) Гвидо Аретинского тоже шесть ступеней. Меня заинтересовало это совпадение. Ведь создавая свою систему, Гвидо Аретинский думал, что упрощает систему обучения церковному пению, но на самом деле он ее разрушил. Почему? Мартынов: Потому что он упразднил фигуру учителя. По преданию навыки церковного пения должны были передаваться из уст в уста. Но вдруг выяснилось, что существует технология, которая может упразднить личное общение. Ноты мог увидеть любой, неудивительно, что у кого-то возникла мысль, что можно что-то сочинить самому. С появлением композиторов музыка стала двигаться в ином направлении. Шесть ступеней ведут уже не к Богу, а к оперным красотам. Человек играющий вытеснил человека молящегося. В наше время пути церкви и культуры разошлись. Это линии, даже гипотетически не способные пересечься. Вам интересны сочинения современных композиторов? Мартынов: Дмитрий Курляндский, Александр Маноцков, Сергей Загний и многие другие занимаются важными вещами, их работа востребована. Хотя я не знаю у них произведений, равных "Весне священной" Стравинского или "Лулу" Берга. Я хожу на их концерты, поскольку нужно понимать, что происходит вокруг. Источник: Российская газета

 
Яндекс.Метрика