Rammstein XIII века: музыканты из Екатеринбурга делают каверы на мелодии из "Игры престолов".

2017-07-14 12:11:13

Rammstein XIII века: музыканты из Екатеринбурга делают каверы на мелодии из "Игры престолов". 
Рокеры рассказали, как они конструируют средневековые инструменты и играют апокалипсис на органе. 
Из-за дверей старого гаража во дворах в самом центре Екатеринбурга звучат тяжёлые басы вперемешку с переливами скрипки. Здесь репетируют новую программу музыканты группы Flos Florum. Свой стиль они называют "авангардная средневековая музыка", гастролируют по всей стране с концертами, посвящёнными творчеству Босха, и поют песни про апокалипсис на латыни. Их инструменты – средневековый орган, самодельная ударная установка, волынки, флейты и длинные пирамидальные штуковины с десятком струн. 
– Изначально мы старались более-менее аутентично играть, а потом стали как-то дико экспериментировать, получилось очень сильно переосмысленное средневековье, – рассказывает основатель и солист группы Александр Старков. – Как правило, когда музыканты хотят что-то осовременить, они начинают добавлять современные инструменты – синтезаторы, ударные установки, гитары – и смешивают старинное с современным. А мы выбрали другой путь, мы переосмысливаем музыку с помощью аутентичных инструментов. Играем на них вещи, которые пришли к нам из современной музыки. Рок и металл – это то, что близко Средневековью, по крайней мере, его восприятию.
Одно из самых необычных устройств, которое сразу же бросается в глаза на репетиционной базе, напоминает смесь органа, синтезатора и гитары. Агрегат называется "дисторшн-машина". На ней ребята играют гитарные рифы, которые можно было бы извлечь из электрогитары. Так музыка звучит ещё грубее и архаичнее. 
– Этот орган – аналог клавиш, но звук у него такой перегруженный и тяжёлый, – объясняет Александр. – Вот ещё один орган, но у него более светлый и флейтовый звук. Клавишник играет сразу на двух. Часто музыканты используют так синтезаторы – ставят два рядом, настраивают разный тембр и играют по очереди на обоих. Мы делаем то же самое, только с помощью таких архаических средств. 
– На самом деле в Средневековье играли на подобных инструментах или это ваша фантазия? 
– Естественно, таких ударных установок не было в Средневековье. Могли стоять рядом две литавры на треногах, другой музыкант рядом играл на барабане. Но, чтобы собрать это всё в одну установку для одного человека, такого не было, это мы сами сделали впервые. К тому же приделали двойную педаль, как бывает на современных метальных установках, чтобы играть очень быстрые биты в бочку.
– Это ваша конструкция или где-то подсмотрели? 
– В основном это наши собственные конструкции, идеи, образы. Подсмотрели ударные инструменты, но сделали это по-своему. Орган сделали по типу средневекового, но он не полностью аутентичный, потому что в те времена не было таких басовых низких звуков. Это взято из более поздних органов. Основную работу делал известный питерский органостроитель, мы спроектировали и придумали это вместе с ним. У меня была изначально идея сделать не благородный орган, который в церквях стоит, а такой адский агрегат. Было несколько версий, мы до сих пор что-то дорабатываем, это бесконечный процесс, всё время что-то меняется. Иногда попытки что-то улучшить приводят к идеям новых инструментов. 
– Эти инструменты в единичном экземпляре существуют? 
– Смотря что. Волынок, например, очень много. В них нет ничего уникального. А вот этих машин – орган, ударная установка, трумшайт – нет больше ни у кого в мире, могу заручиться. 
– Что за трумшайт? 
– Это такая струнная пирамида… У неё есть аналоги в Европе. В Средневековье на таких инструментах была, как правило, одна струна. По ней проводили смычком, извлекали разные звуки. Но я сделал на нём много струн, и теперь можно играть не несколько нот, а полноценные партии. Такого я ни у кого больше не встречал. Каждая струна стоит на своей подставочке – это главный передатчик звука в корпус, он есть на любом струнном инструменте. Но здесь струна стоит не на середине подставки, а на самом краешке. Из-за этого, когда струна вибрирует, эта подставочка начинает стучать о корпус. Получается такой звенящий звук.
О необычных собственноручно сконструированных инструментах музыканты, кажется, готовы говорить бесконечно. Да и слушать о них не надоест: вот ренессансная скрипка лира да браччо (переводится как "скрипка, на которой играют от плеча"). Вот двойная флейта, которая, по словам Александра, в Средние века была даже популярнее, чем обычная одинарная. На ударной установке торчат металлические пики, на которых висят бубны. Ребята признаются – однажды повесили их случайно и забыли. Начали играть, заметили необычный дребезжащий звук, потом стали вешать их специально, чтобы добиться такого эффекта. 
– По образованию вы, наверное, историк? 
– Нет, я закончил консерваторию, как почти все у нас в группе. Всего в группе пять человек, каждый – мультиинструменталист. Духовик есть, который играет исключительно на разных дудках. Есть два вокалиста – я и девушка. Она армянка, поёт свои народные песни, а мы ей аккомпанируем. Другой участник группы всю жизнь играл блэк-метал, крайне опытный в плане тяжёлой музыки. Мы познакомились с ним два года назад, и благодаря ему у нас появился такой тяжёлый колорит. Вообще, в нашей музыке можно проследить очень много всего: отголоски метала, отсылки к электронной музыке, многое от этнической музыки. 
– О чём ваши песни? 
– Мы берём какие-нибудь средневековые песни. Например, известная песня на старошведском языке о том, как старая троллиха полюбила рыцаря, а он ей отказал… Есть много песен на латыни религиозного происхождения. Есть полностью наша музыка на тексты средневековых песнопений. В них поётся о том, что нас ждёт в день Страшного суда. Иногда записываем каверы на современные хиты: Rammstein, мелодии из Mortal Kombat, "Терминатора", "Игры престолов". Сейчас мы готовим новую большую программу, в которой будут лучшие хиты тысячелетия. В ней мы соберём самые яркие средневековые мелодии, современную рок-музыку и всякие саундтреки к фильмам.
В России кроме вас кто-то подобной музыкой занимается? 
– Все, кто этим занимается, делают это настолько по-разному, что даже нельзя сказать, коллеги ли мы с ними. Кто-то играет фолк-рок. Это просто рок с какими-то наигрышами на волынке – это совершенно другое. Есть аутентисты, которые досконально реконструируют, как это бы могло звучать в Средневековье. Они такие скрупулёзные снобы, что любые неточности, которые могли бы быть допущены другими музыкантами, они воспринимают в штыки. Они считают, что это нарушение любых норм. А сами они очень аскетичны, потому что информации до нас очень мало дошло. Они считают, что лучше мы не будем ничего дорисовывать до полной картины, а возьмём те несколько крупиц, которые есть. 
Как в музее – инструмент, который сгнил и разрушился, можно реконструировать заново, чтобы он обрёл утраченные части, а они считают, что есть маленький кусочек из одного места и маленький кусочек из другого. Их нужно прикрепить в тех местах, повесить в рамку и оставить так. Например, нет никаких указаний, что смычковый инструмент мог звучать одновременно с духовым. А домысливать это они считают нарушением, поэтому играют сначала на смычковых, потом на духовых, но ни в коем случае не одновременно. Иногда они очень классные вещи делают, но это направление весьма неоднозначно воспринимается, публики своей у него мало. 
Мы делаем что-то своё, создаём новое Средневековье. Так бы звучала музыка Rammstein, если бы они внезапно оказались в XIII веке и им не на чём было играть, не было бы электрогитар.
Несмотря на то, что группе уже 8 лет, в Екатеринбурге этих ребят мало кто знает. В родном городе за последние два года они почти не выступали, зато проехали с концертами по всей России. 
– В прошлом сезоне мы играли программу "Приношение Босху", – говорит Александр. – Босх – это фигура, дико близкая нам. У него много философии, сюрреалистических образов, которые совершенно выходят за рамки его времени. Мы представили, что получилось бы, если бы Босх в своём XV веке в перерывах между писанием картин собрал рок-группу. На сцене было много апокалиптических вещей, например, свои "трубы апокалипсиса". 
– Как вас принимают в разных городах?
– С этой программой – очень неоднозначно. Кто-то не выдерживал. Какие-то бабушки в возмущении уходили из зала: "Что это такое происходит?" А те, кто оставался, прям с восторгом воспринимали. Говорили, что они не могли даже подумать, что такое вообще возможно. У нас с помощью проекторов на заднике проецировались анимированные картины Босха, все его гротескные персонажи двигались, было такое шоу. Своим выступлением мы сказали людям что-то новое, судя по реакции.
Как вы перевозите все эти огромные инструменты? 
– Они все разбираются на части. Например, все трубы органа снимаются, укладываются одна в другую и помещаются в небольшой тубус. Основной корпус тоже образует небольшой чемоданчик. Получается очень компактно. Мы всё переносим за один присест от машины до поезда, от поезда до концертного зала. 
– Сколько времени уходит на то, чтобы собрать это всё на сцене? 
– Вообще, на всю подготовку до концерта уходит часов 6-7. Нам надо всё занести в зал, расчехлить, собрать, потом настроить по тюнеру. Долго выставляем микрофоны, чтобы всё правильно звучало. Вообще, это целая эпопея с акустическими инструментами очень сложно настроить звук. У нас есть свои стойки, в которые мы вставляем микрофоны, мы уже всё отрегулировали – на каком расстоянии они должны крепиться, под каким углом. Тот же орган – поставишь микрофон в одно место, и звук из одной трубы будет залетать в него прямиком, а из другой – улетать мимо. Получается, он будет неровно подзвучен. Это была одна из самых больших проблем, но в итоге мы придумали, куда поставить микрофон, чтобы звук шёл ровным потоком из всех труб. Причём используем микрофоны, про которые мы изначально думали, что они вообще не подойдут для этого. 
– Что значит ваше название? 
– Flos Florum переводится с латыни как "цветок цветков". Это готический символ, очень популярный в Средневековье. Готика – это же вообще цветение. Все готические соборы все в розах. Это очень многозначный символ. Ссылка на источник: НовостиE1.RU